Врачебная палата Калининградской области

Минфин предложил еще урезать расходы на здравоохранение

Минфин предложил еще урезать расходы на здравоохранение

Аплодисменты вместо финансирования

 Ада Горбачева
Обозреватель «Независимой газеты»

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, едва вылечившись от COVID-19, добился существенного увеличения финансирования системы здравоохранения.

Пандемия коронавируса наглядно продемонстрировала человечеству, что самое главное, без чего теряют смысл власть и богатство, – это здоровье и сохранение жизни. И люди стали аплодировать не шоу-идолам и не спортсменам, а врачам и медсестрам – обычным, не замечаемым в нашей повседневной жизни, не медицинским телезвездам. Тем, благодаря кому удалось спасти жизни многим, пораженным вирусом, от которого пока нет ни лекарства, ни вакцины. Аплодировали во всех странах, в том числе и в России. Убедились: медицина, здравоохранение – вот что главное, вот на что государство должно тратить деньги в первую очередь.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, едва не погибший от COVID-19, выписавшись из больницы, выступил по телевидению и чуть ли не со слезами на глазах благодарил врачей и медсестер, спасших ему жизнь. Правительство Джонсона объявило о щедрых, миллиардных вливаниях в британскую систему здравоохранения NHS (там она государственная).

В России тоже благодарили медиков, тоже аплодировали. Власти делали широковещательные заявления об улучшении ситуации в медицине. Плачевное состояние нашего здравоохранения хорошо известно. Об этом не раз говорил и президент Владимир Путин. После самоотверженной работы медиков во время разгула коронавируса все ждали, что на здравоохранение прольется не золотой дождь, нет, но хотя бы ручеек из бюджета.

А вот и нет. Даже совсем наоборот. Министерство финансов РФ опубликовало распределение предельных бюджетных ассигнований из федерального бюджета на 2021–2023 годы. В числе государственных программ, попавших под секвестирование, оказалась и государственная программа «Развитие здравоохранения». Расходы на нее в 2021 году должны снизиться на 65,7 млрд руб. Всего к 2023 году финансирование сократится на 252,7 млрд руб. Таким образом, госпрограмма развития здравоохранения будет урезана на 9,1–10% в 2021–2022 годах и на 17% – в 2023 году.

Конечно, урезание расходов происходит не от хорошей жизни. Правительство вынуждает к этому падение нефтегазовых доходов. Но секвестр коснется не всех. В отношении высших чиновников, администрации президента, силовиков, судебной системы уменьшения финансирования не предполагается. На приоритеты пандемия коронавируса не повлияла. Экономия, как всегда, на здоровье населения.

«Такое впечатление, что все финансовое лобби ополчилось против здравоохранения. Да, сейчас стране трудно, но последнее, на чем надо экономить, – это здоровье и здравоохранение», – говорил еще в 2016 году президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Стране легче не стало. В июне 2020 года тот же доктор Рошаль заявил: «Убежден, что организацией здравоохранения не должны руководить и заниматься специалисты Министерства финансов и экономисты. Мы, врачи, должны представить им истинную потребность в ресурсах для оказания медицинской помощи в различных ситуациях, включая и чрезвычайные. А их дело – профинансировать все. Я думаю, как раз на основании приобретенного опыта и должно строиться наше здравоохранение будущего. С учетом тех недостатков, которые мы увидели при этой пандемии».

Предложенная Минфином методика расчета бюджета будет передана в Госдуму в виде законопроекта о бюджете на следующий год в нулевом чтении. Бюджет же принимает Госдума. А в ней уже раздаются голоса несогласных. Так, член комитета Госдумы по охране здоровья Борис Менделевич выступил против предложения Минфина о сокращении расходов на здравоохранение: «За сокращением финансирования здравоохранения будут стоять человеческие жизни. Предложение Минфина по сокращению финансирования сферы здравоохранения может привести к повышению смертности и сокращению продолжительности жизни россиян. При сокращении финансирования ряд субъектов просто не смогут найти средства и будут стоять достаточно простые, но трудные вопросы: какую больницу закрывать, кому не выделять препараты и какого пациента оставлять без операции? Готов ли Минфин к такому исходу событий?»

Минфина вообще-то исход событий в здравоохранении не касается. За это отвечает другое министерство. Точнее, отвечает Госдума – она ведь принимает бюджет. И было бы безумной фантазией предположить, что депутаты примут решение сократить расходы на судебную систему или на силовиков и добавить здравоохранению.

Кстати, Борис Джонсон лечился от ковида в обычной лондонской больнице.

 

Добавить комментарий